Вы здесь

Главная

Клятва матери и ребёнку

   Начало Великой Отечественной войны 40-й АППБ встретил в полной мобилизационной готовности. В два часа ночи 22 июня 1941 года по сигналу «Боевая тревога» все самолеты были приведены в полную боевую готовность.

В 6 часов утра получили первое сообщение: «Авиация противника бомбардировала Севастополь», а через некоторое время поступило приказание: «Провести тщательную подготовку самолётов к боевому вылету».

В 14 часов дня в Сарабузе состоялся митинг, на который прибыл из Севастополя Военный Комиссар ВВС Черноморского флота бригадный комиссар Степаненко Михаил Гаврилович.

Выступая на митинге, Михаил Гаврилович сказал: «Фашистская Германия вероломно напала на нашу страну. Минувшей ночью её самолёты вторглись с небо Севастополя и сбросили в бухту мины. Несколько мин упало на город, - Комиссар поднял над головой какой-то предмет, – это осколок от авиационной мины, разорвавшейся на Приморском бульваре. В Севастополе имеются убитые и раненные. На стороне Германии выступила Румыния».

Выступая с ответным словом, командир 5-й авиационной эскадрильи капитан А.П. Цурцумия заявил: «Родина требует от нас, сынов своих, чтобы мы защитили её от напавшего врага. Мы, лётчики, должны эту высокую и благородную задачу выполнить с честью!».

В принятой резолюции лётчики и техники поклялись «бить врага беспощадно, не жалея сил своих и жизней».

 Сформированный в 1938 году Н.А. Остряковым как первый в морской авиации Черноморского флота скоростной бомбардировочный авиационный, в дальнейшем пикирующих бомбардировщиков, полк имел на вооружении самолеты СБ (АНТ-40) и Пе-2. Его пять авиационных эскадрилий в летнее время базировались на полевые аэродромы вблизи железнодорожных станций Сарабуз (ныне Остряково), Биюк-Онлар (ныне Элеваторная), Курман-Кемельчи (ныне Урожайная), Джанкой и Владиславовка. Штаб полка располагался на аэродроме Сарабуза.

С первого дня боевой работы личный состав авиаполка принял участие в отражении агрессии со стороны фашистской Германии и Румынии. Воздушные удары наносились по военно-экономическим целям, расположенным в Румынии: Констанце, Сулине и Плоешти. А с 12 августа перед полком была поставлена задача, не ослабевая удары по целям в Румынии, бомбить боевые порядки противника на подступах к Одессе.

Экипажи самолетов полка летали на боевые задания днем и ночью. В один из жарких дней, после выполнения боевого задания по поддержке войск, оборонявших подступы к Одессе, начальник штаба 4-й авиаэскадрильи капитан П.К. Павлов объявил Указ ВС СССР о награждении группы летчиков полка высокими боевыми наградами Родины. Среди награждённых значилась фамилия командира звена капитана Селиванова Георгия Карловича.

Георгий Карлович в 1931 году окончил Школу лётчиков в г. Оренбурге. Служил в качестве летчика в частях РККА. В 1936 году получил назначении в морскую авиацию Черноморского флота. С начала 1941 года продолжил службу в 40-м авиаполке. Участник финской войны, кавалер ордена «Красное Знамя», Селиванов с первых дней Великой Отечественной войны, командуя звеном бомбардировщиков, водил экипажи в бой. Его экипаж сбил два истребителя противника, уничтожил артиллерийскую батарею, склад и здание адмиралтейства в Констанце. За образцовое выполнение боевых заданий на фронте борьбы с германским фашизмом и проявленное при этом мужество Указом ВС СССР от 13.08.1941 года капитан Г.К. Селиванов награждён вторым орденом «Красное Знамя».

Вместе со своим штурманом, тоже награждённым орденом, сели в автомобиль и выехали с полевого аэродрома у Курман-Кемельчи в Сарабуз. Путь проходил вдоль железной дороги через станции Ташлык-Даир (ныне Краснопартизанская) и Биюк-Онлар.

Георгий Карлович вспоминает:

«Примерно, в 23час. 50 мин. мы проезжали железнодорожную станцию Биюк-Онлар. Ночь была безлунная, но небо чистое и ясное. В такие ночи хорошо видно с воздуха водные массивы: реки, озёра и железнодорожные рельсы, отполированные накатом колёс. Вот эти условия и использовал немецкий стервятник. На самолёте Ю-88 он вышел на полотно железной дороги, идущей из Джанкоя в Симферополь, и с высоты, примерно, 800-1000 метров, пролетая над станцией и разъездами бросил бомбы. Мы в это время подъехали к станции Биюк-Онлар. Дорога проходила в 250-300 метрах западнее железной дороги. Мы ехали с выключенными фарами, как вдруг мы услышали взрывы и всплеск пламени позади нас. Это немецкий бомбардировщик сбросил мелкие бомбы на стрелки при въезде на станцию. Я остановил машину и в это время между железной и грунтовой дорогой произошёл мощный взрыв. Нашу машину отбросило в кювет и свалило на правый борт. Когда дым и пыль рассеялись, мы выскочили из машины. Рядом образовалась воронка глубиной около трёх метров.

В штаб кроме нас для награждения правительственными наградами прибыли летчики и штурманы из других эскадрилий 40-го авиаполка. Утром член Военного Совета Черноморского флота дивизионный комиссар Н.М. Кулаков вручил нам ордена. Многие из награждённых выступили с речью, в которой заверили правительство и народ, что мы, воины-лётчики Черноморского воздушного флота, будем громить врага, не щадя своих сил и жизни за нашу священную Родину-мать! Вечером нам был дан ужин и концерт артистов Симферопольского театра. Запомнилась песня «Синий платочек», которую я пел в полётах, идя на боевое задание.

На следующий день мы с моим штурманом убыли из Сарабуза к месту базирования нашей эскадрильи. На рассвете, примерно, в 4 часа 30 мин. проезжая железнодорожный разъезд Ташлы-Даир, мы увидели полностью разрушенное жилое здание сотрудников железной дороги. Я остановил машину, и мы пошли посмотреть, что натворил немецкий ночной стервятник. От строения осталась груда измельчённых камней и торчащая дымовая труба высотой около метра. Рядом стояла группа людей, а на земле лежали одиннадцать убитых, прикрытых пологом. На лицах людей взрослых, пожилых и подростков-детей была такая горесть и печаль, что трудно передать эту скорбь и обиду за ни в чём не повинных мирных тружеников.

Когда приоткрыли полог, то под ним лежало одиннадцать убитых мужчин, женщин и детей. Особенно запомнилась мне на всю жизнь лежащая женщина-мать, кормящая грудью младенца, который лежал у её груди на левой руке. Изо рта младенца на грудь матери стекла струйка засохшей крови с молоком. Из ушей младенца также запеклась кровь. Мать держала его, обняв левой рукой. Из ушей и носа матери были видны струйки запёкшейся крови.

Я опустился на колени, снял пилотку. Также поступили и мои боевые товарищи. Перед группой людей и убитыми мы дали клятву народу и убитой матери с младенцем, что до последнего своего дыхания, до последней капли крови будем мстить убийцам и призывать всех сынов и дочерей нашей Родины на бой с коварным врагом, напавшим на нашу священную Родину-мать.

По возвращении в эскадрилью мы построили личный состав и рассказали о увиденном. Весь состав эскадрильи единодушно принял как девиз бороться с варварами 20-го века до полной победы.»

Подполковник Георгий Карлович Селиванов прошёл славный путь крылатого воина. Громил врага в небе над Чёрным и Балтийским небом. После победы над врагом участвовал в освоение новой авиационной техники. Службу закончил в качестве старшего летчика-испытателя Научно-исследовательского института авиации ВМС СССР. Награжден орденами Ленина, Александра Невского, двумя орденами «Красная Звезда», третьим орденом «Красное Знамя» и многими медалями. Жил и похоронен в г. Евпатория.

Заведующий музеем истории 943 МРАП Алексей Гирник

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

free counters

Вход на сайт

Сейчас на сайте

Пользователей онлайн: 0.