Get Adobe Flash player

Вы здесь

Главная

Жили два товарища или невыдуманная история одной военной фотографии

   Если кто-то скажет - не может быть, я ничего не отвечу, потому что этот человек, никогда не знал, что такое мужская дружба без денег, корысти, личной выгоды, зависти и преуспеваемости. И мне просто становится его жалко. За его обделенность в жизни, высочайшим Божьим даром настоящего, истинно мужского взаимопонимания, узы которого воссоздают единую, связывающую их кровинку преданности, надежности и верности. Восемь лет назад, при съемках бывшей ТК «Атлант» документального фильма «Автограф победы» о герое Великой Отечественной войны, жителе поселка Октябрьское Николае Погорском, проявилась удивительная история, начавшаяся в довоенные годы, прошедшая войну и продолжившаяся в мирные дни. Не рассказать о ней нельзя. Она задела за живое надежды, оборвавшейся отзвуками из 40-х… В ходе бесед, рассматривая фотографии в альбоме Николая Николаевича, внимание привлек небольшой снимок военных лет, где были изображены сам герой будущего фильма и его товарищ Кирим Османов, с которым они проживая в селе Алабаш (ныне с. Амурское), до войны играли и бегали в школу.  1940 году их призвали в армию и вместе с ещё 9-ю крымчанами направили в г. Пугачев Саратовской области. Определили в зенитно-артилерийский полк. Не успели они и службу-то понять, как грянула война. Полк бросили на передовую. Николай командовал орудийным расчетом, и Кирим стал разведчиком их первой батареи. Вначале отступали, но верили, что Победа придет, и они еще распишутся на стенах Рейхстага. Терпя нужду, холод, дождь и снег, а иногда, когда не успевали подвезти продовольствие, и голод, друзья всегда в затишье боя держались вместе. По нескольку раз перечитывали друг другу редкие письма от родных. А еще Николай любил рассказывать известные ему сказки, которые с удовольствием слушал кирим с бойцами. Нравились они ему потому что в них всегда был счастливый конец. Когда кто-то из друзей оказывался в госпитале, другой себе места не находил, тосковал, словно по родному брату. Все четыре года боев шли рядом громя фашистов из орудий «Бога войны». И конечно оба расписались на стенах Рейхстага. За себя и девятерых земляков из Крыма, призванных вместе с ними, но сложивших свои головы на алтарь Отечества. После победы их полк перебросили в Прибалтику. А осенью 1946 года командование получило приказ о демобилизации и отправке солдат домой. Предписания в строевом отделе Николай и Кирим получали вместе. Обрадовались, раскрыли документы и удивленно посмотрели друг на друга. Николаю предписывалость убыть в Крым, а Кириму в Ташкент. Они начали разбираться, но им сказали, что родные Кирима в настоящее время проживают в Узбекистане, куда их в 1944 году депортировали из Крыма.

Обнялись друзья, на глазах выступил слезы.

- Вот и всё, - горько сказал Кирим недалеко от посадочных вагонов, - свидимся ли?

- А ты, верь в это, - глядя ему в глаза, ответил Николай, - и в нашей жизненной сказке будет счастливый конец…

Объявили посадку. Состав Кирима отправился первым. Он уже скрылся за поворотом, а Николай всё бежал за ним вслед и кричал: «Кирим, мы обязательно найдем друг друга!» А губы, непроизвольно шептали: «…хоть перед смертью…» Следом застучали колеса вагонов, увозивших Николая в другую сторону… Во время работы над фильмом Николай Погорский как-то обмолвился: «С 90-х годов крымские татары возвращаются в Крым. Может, и Кирим вернулся, только, наверное, где-то в другом месте обосновался. После войны мы друг другу не писали. Я не знал его адрес, а он, помня, что мои родители собирались переехать в другое село, видимо, поэтому тоже не написал. А как бы хотелось с ним встретиться, годы-то немолодые…» Запали в душу эти слова, захотелось найти Кирима и сделать их встречей подарок друзьям ко Дню Победы. Первая надежда была на фильм «Автограф Победы», вышедший вскоре на экраны. Как никак ТК «Атлант» находилась в центре Крыма и вещала на довольно-таки большой радиус. Но после нескольких показов фильма, откликов от Кирима не поступило.

Дальше поиски Кирима пошли через военкоматы и советы ветеранов войны. Телефонные звонки, запросы, поездки… Почти год шла эта работа. Ответы: «Нет, не проживает, не прибывал….» огорчали, но вселяли надежду – круг поиска сужался. Уверенность предавал Николай Погорский, говоривший, что Кирим должен вернуться в Крым, но из-за старости, ран и болезней не может приехать в Амурское и Октябрьское. И вдруг, когда Николай Николаевич тяжело заболел, пришла весть, что Кирим несколько лет назад обосновался под Балаклавой, куда из Узбекистана перетянул его сын. Через справочную определился телефон. Созвонился с сыном Мусой. Он был растроган моим рассказом, приведшим в их дом. Договорились о встрече отца с Погорским. Назначили время, когда Мусса на своей машине привезет отца. А Николаю Погорскому сообщил об успешном завершении поисков, и что Кирим, которому тоже уже было 82 года, скоро приедет в гости. На лице ветерана появился румянец…

Встреча должна была состояться через 3 дня. Но на следующий день Николая Погорского не стало. Накануне намеченной даты позвонил Мусе. Он заговорил первым, сказав, что встреча не удастся. Я вздохнул, подумав, что не первым начал этот трудный разговор, в тоже время его начало меня насторожило, а продолжение просто шокировало.

-Отец умер, - сказал Мусса и затих. Было слышно, как у него надрывается дыхание, ведь он вместе со мной проникся волнением за встречу друзей и ждал её.

-Когда?- спросил я, голосом человека, потерявшего что-то дорогое.

-9 декабря…

-Тоже девятого, - не веря в такое совпадение, прошептал я скорее себе, чем собеседнику.

-Что? – переспросил Мусса, хотя я понял, что он догадался. И всё же пришлось признаться.

-Они умерли в один день, - тихо сказал я и добавил, - словно в окопе их накрыло сразу одним снарядом.

Первым нарушил создавшуюся тишину Муса: «Отец догадался, что мы должны поехать к его другу Коле, как-то прихрабрился и ждал этой встречи. Но его обострившиеся раны и болезнь оборвали надежду…» Очень обидно, что, найдя друг друга, Николаю и Кириму встретиться так и не пришлось. Сказка со счастливым концом, так и не получилась. Хотя, как сказать. Увидеться друзьям не удалось, но узнали, что они рядом. И это было облегчением затянувшейся разлуки. Может, они бы и встретились, но жизнь вырвала последнюю страницу из их книги, называемой «Судьба».

P.S. К большому сожалению, автора этого очерка Александра Георгиевича Казакова уже нет в живых. Но герои его публикаций и видеофильмов остались жить в наших сердцах. Наш долг увековечить память тех людей которые строили и защищали то «светлое» будущее в котором мы сегодня живём. Сохранить память о журналисте, который писал о людях создававших историю нашего края.  


   Александр Казаков


 

Комментарии

Аватар пользователя jion
Я под впечатлением! И всё же, как жестока, порой, судьба! А финал этой истории хоть и трагичен, но, всё равно, удивительно красив!

Вход на сайт

Сейчас на сайте

Пользователей онлайн: 0.

free counters